Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
18:41 

Douts
Это было написано мной довольно давно. Весной, вроде. И я, кажется мне, совсем разучился писать. Ничего волшебного и необычного. Коротко, как я люблю. И написано неумело, коряво.
Приятно перечитывать старые фанфики, рассказы. Я даже могу сказать, что моё псевдотворчество мне нравится. Я вернусь к этому. Обязательно. Начну с упражнений для писательства, а дальше и идеи подтянутся.
Да, мне нравится писать. Определённо это приносит мне невероятное удовольствие. Всё-таки, счастье не в еде.

В самом забытом Богом городе наступало печальное, серое утро. Солнце медленно поднималось, но оно было холодно и дарило лишь неприятный колкий мороз, будто большой светящийся айсберг меж белоснежных волн – облаков. Солнце было гордым. Оно почти не смотрело на одиноких людей одинокого города, пролетая над ним лишь потому, что такова была природа, и нельзя было сменить ежедневный маршрут. И даже Солнце не помнило названия этого непримечательного места – настолько оно было скучным и ни слух, ни взгляд, не мог зацепиться в названии этого города хоть за одну букву, чтобы когда-нибудь его вспомнить. Но никто даже не пытался заниматься этим бесполезным делом.
Воздух пропитался утренней влажностью и был прозрачен. Ночью пролился дождь, который довольно часто посещал эту местность. Дождь явно облюбовал этот город. Он приходил, отдавая свои самые крупные капли, приносящие лёгкий запах азота. Выливался весь, будто плакал, рыдал, то ли оплакивая свою грусть, то ли жалея людей этого поселения. Дождь попадал на фетровые шляпы одиноких дам в длинных пальто, на дорогие костюмы деловых мужчин, обнимая их за плечи, на белые босоножки маленьких девочек и на их длинные или короткие растрепанные волосы. И люди тут же прятались в квартирах или автомобилях. Дождь, кажется, любил этих людей. Но может, он ненавидел их. Дождь никогда не говорил, он только молчал и плакал.
А почему же город был так нелюбим всеми, спросите вы.
Все улицы были покрыты плиткой, бусчаткой и асфальтом одинакового серого цвета. Дома стояли так плотно друг к другу, что между ними не было даже узкого прохода. Они тоже были серыми и далеко уходили в серое небо. На скучных дорогах длинной гусеницей тянулись автомобили. Самые дорогие и самой последней модели. За стёклами этих машин сидели такие же скучные люди со скучным взглядом. Они все были разные, носили разную цветную одежду и имели разные голоса. Но стоило взглянуть в их глаза, как все они становились похожими, как миллион близнецов, миллион клонов. Взгляд их был неглубок и не затягивал. Не хотелось смотреть и изучать глубину тех глаз. Там все равно нельзя было отыскать хоть что-то интересное, один лишь серый мокрый асфальт и бетонные стены гигантских домов. Мусор собирали жужжащие роботы, и в почти каждой квартире стояла клетка с тонкими прутьями, в которой удобно разместился говорящий электронный попугай. И вы бы ни за что не нашли там хоть клочка зелёной травы, бутона цветка или даже лепесточка.
Вот почему никто не любил этот город.
Этим утром открылась одна из подъездных дверей обычного дома, пропуская на улицу молодого мужчину в чёрном аккуратном пальто. В руках он держал длинный чёрный зонт с острым концом. Люди смотрели на него, как на безумного. Зачем зонт, если есть машина, куда никогда не попадает дождь? Но у него не было машины. Он медленно шёл, с грустной улыбкой наблюдая за плетущимися машинами, которые практически касались своими передними фарами багажников других машин. Они бы не смогли разогнаться на полную, они всегда стояли в пробке. Вокруг мужчины то и дело проезжали белые роботы-уборщики. Казалось, что даже они смотрят на него с удивлением своими механическими глазами-камерами. А мужчина смотрел на непроницаемое небо, на бледное солнце без лучей и что-то шептал, будто молился. Он произносил слова медленно, выдерживая каждое на языке, наслаждаясь его звучанием до того, как оно сорвется с его сухих губ. И никто не слышал его речи, хотя в душе он почти кричал. Да если бы и услышал кто, не понял бы, потому что глаза его были бы пусты, как и мысли. А мужчина смотрел глубоко, внимательно вглядываясь в окружающее, но одновременно смотря в себя. В зрачках его кружилось понимание, а слова, произносимые ртом, будто искрами отсвечивались на них. Но было в его взгляде что-то пронизывающее, заставляющее замолчать и слушать. Печаль и отчаяние. Весь взгляд излучал что-то такое, но оно не было холодным. Оно смешивалось с душевной его любовью и выливалось теплым для душ других ручейком. Но никто не смотрел в его глаза.
А рассказывал он стихи. Но люди бы не слушали этих строк, они считали их пустой тратой времени. Поэтому мужчина читал их ветру, Солнцу, печальному дождю. Его словам внимала серая, заскучавшая от самой себя дорога, твердые, холодные стены многоквартирных домов. И всё, будто на секунду оживало и становилось таким же понимающим, как он, тянулось к словам и строчкам, поглощаемым воздухом.
И этот мужчина был такой, наверное, один. И никто, совсем никто живой не слышал его даже при наличии ушей. Все только смотрели из-за стекол своих железяк и удивлялись. А он шел своей дорогой, надеясь принести хоть что-то нужное этому городу. Он искал в одинаковых взглядах разных людей что-то осмысленное и важное. Не находил, но не отчаивался.
Он бы хотел читать стихи людям, пересказывать им любимые книги, пьесы… Он бы пел песни в голос, а не чуть слышным шёпотом. Его натура была романтична, безрезультатно кидалась из одной стороны города к другой.
Он был последним романтиком. Но он не мог покинуть этот город, который ненавидел его, и который его убивал. Ведь Дождь, возможно, приходил из-за этого мужчины. И плакал вместе с ним. А может, из-за него.

@музыка: Кошка Сашка - Последний Романтик

@темы: творчество, глубокий смысл

URL
Комментарии
2013-09-05 в 21:38 

Крылатый
Хороший рассказ.

   

Дорога Дурака.

главная